Белополье

Историко-статистическое описание Сумской уезд Филарет (http://ysadba.genecms.com/upload/file/book_el/05-filaret/tom3_1.pdf)



Белополье.   http://ysadba.genecms.com/upload/file/book_el/05-filaret/tom3_1.pdf

 

Заштатный город в 224 верстах от города Харькова.

 

            В царской грамоте 25 января 1704 года читаем: «в 180 (1672) году по указу Царя и В.К. Алексея Михайловича боярин и воевода князь Григорий Ромодановский в Путивльском уезде, в 30 верстах от Путивля, на реке на Виру да на устье реки Крыги в угодьях Путивльцов построил город Белополье на старом Вирском городище, а в том городе поселились из-за Днепра сотник с черкасами – на Татарской сакме». Итак там, где ныне расположен заштатный город Белополье, прежде 1670 года была татарская сакма – кочевье татар, и здесь же было старое городище – памятник городу Выря, тем более дорогой для нас, что вызывает собою воспоминание о других городах, бывших вблизи его и о русской жизни до татарского времени.

            Вырь – известен ещё в 1111 году по подвигу славного Мономаха против Половцев.[1] Посемье, Вырь и всё пространство за Вырем до Донца принадлежало Черниговскому княжеству. Только на короткое время, 1125 – 1148 годы, эта страна переходила к Мономаховичам.[2] В это то время Вырь и соседние города Въехань и Папаш должны были страдать от борьбы властолюбивого Георгия Суздальского с великим князем Изяславом: но с честью прожили это тяжёлое время. В 1147 году Глеб, сын Георгия, соединясь с Половцами, посадил посадников своих в Курске и в Посемье и велел сказать Вырянам: «отдадим вас Половцам, если не покоритесь». Выряне отвечали, что у них князь Изяслав, и не сдались. Глеб обратился к Въеханю, но и тут не имел успеха: подступил под Папаш. Папашцы вступили в бой, но принуждены были уступить силе.[3]

            Новые историки не знают места этих городов. Место города Выря после слов Терентовского надобно считать несомненным.[4] О селе Вырях нечего идумать: там нет никаких признаков древнего города. Старые и новые Выри расположены на южном берегу реки Сейма и разделяются меж собою большими могилами, а не вдали от них на той же реке Сейм есть городище. – Это городище показывает собою, что старые Выри, несмотря на то, что они старые, не есть старый город Вырь, или Вырь  летописей, так как старше их городище. Какой же город был на месте этого городища? Не здесь ли был город Зарытый, который по летописям находился не вдали от Выря (Киевская Летопись 87), а не в Смоленской губернии, где Карамзин указывает на село Разрытое (Карамзин 2, пр. 393))? По летописи Въехан и Папаш представляются в недальнем расстоянии от Выря и от реки Сулы.[5] В 30 верстах от Белополья на юго-востоке, в 5 верстах от слободы Тернов есть городище на берегу речки Терна; в акте 1638 года называется оно то Лехановским, то Дехановским городищем; а в другом памятнике – просто городищем.[6] Разность наименования в акте 1638 года указывает на неуверенность в точном старинном имени старинного города, оставившего после себя городище; близость же названий 1638 года (Лехановское, Дехановское) к летописному имени: Въехань, при местной близости городища к Белополью – Вырю, даёт право признавать за несомненное, что Терновское городище есть остаток горда Въеханя. На место древнего Попаша могут указывать две речки, одна Попадь, другая Попадья; первая в 7 верстах от Белополья (на восток) впадает в реку Вырь, а в 9 верстах, на дороге от Белополья к Тернам, вблизи Попади, есть степное место Попас, и тут же находится местность, похожая на городище: валы вышиною в сажень, а длиною до 20 сажень, окаймляют пространство шириною в 8 саженей; за четверть версты – два кургана, называемые близнецы. Говорим, что это место похоже на городище, но оно не называется городищем, да и по внешнему виду скорее можно принять его за временный редут, какие делали казаки в своих схватках с Татарами, чем за городище. Речка Попадья впадает в Сулу с левой стороны, в 4 верстах выше Недригайлова и в версте ниже Ольшаной, от Белополья – Выря в 40 верстах и от Терновского городища в 10 верстах. В акте 1647 года видим Острог и слободу Ольшаную.[7] Не скажем, что Ольшанский острог есть летописный Попаш: но признаем более, чем за вероятное, что летописный Попаш находился на речке Попадье, протекающей близ нынешней Ольшаной. Это место на дороге от Белополья и Терновского городища для Половцев, бывших в войске князя Глеба и оно же  не далеко от Выря – Белополья. И если Лехановское городище есть город Въехань: то летопись потребует для Папаша местности на реке Попадье, а не той , что на реке Попади: иначе князю Глебу надлежало бы от Въеханя опять идти назад, чтобы быть на речке Попади.

            Взглянем на последующую судьбу летописного Выря. Изяслав Давидович, один из князей Черниговского княжества, и не на долгое время великий князь киевский (1157 – 1159), лишась Киева, в 1159 году обратился с местью против Вятичской земли – удела брата своего, князя Святослава, которого считал он виновным против себя. В 1160 году Изяслав осаждал Путивль целые три дня; но без успеха. И затем, когда пришёл к Вырю, «Выревци затворишася от него» и не пустили его к себе, опасаясь Святослава. Он пошёл в Зарытый, и, там пробыв некоторое время, «опять возвратися у Вырь». Здесь явилось к нему множество Половцев;  с ними пошёл он к Чернигову против Святослава Ольговича и остановился у Десны; Черниговцы не пустили его переправиться через Десну; зато Половцы беспощадно жгли сёла черниговские и хватали людей в плен. Великий князь Ростислав прислал сильную помощь князю черниговскому; Изяслав с Половцами отступил. Когда же союзники удалились, а Святослав лежал больной: Изяслав снова подступил к Чернигову. К Святославу снова явились сильные союзники; они живо преследовали Изяслава, сожгли Острог города Выря, где князь Иван Ростиславич заперся с супругою Изяслава, и точно также поступили с Зарытым, оставив Изяслава скитаться в степи.[8] В следующем году Изяславу удалось взять Киев: но с Ростиславом соединилось так много князей против Изяслава, что Святослав советовал брату возвратиться за Днепр и ожидать всего от любви и справедливости. Изяслав отвечал послам брата: «Князья, союзники мои, отступив, пойдут каждый в волость свою; мне же куда возвратиться? В половецкую землю не могу идти, а в Выре не хочу умирать с голоду; хочу лучше здесь окончить жизнь свою».[9] Этот отзыв Изяслава относительно Выря говорит нам, что Вырь не был богатым городом, и особенно для князя Изяслава после Киева, а, находясь вблизи кочевьев половецких, не был безопасным местом, так, что по той и другой причине Изяславу трудно было жить в нём, ещё труднее содержать в нём дружину, столько необходимую для него. В последующее время Вырь уже не встречается по летописям.

О Черкасском Выре – Белополье вот что писал в 1774 году комиссар его Терентовский

            1) «Белополье – город слободской Украинской губернии, Сумской провинции. По указу Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича построен над речками Выром и Крыгою, по рассмотрению боярина и воеводы, князя Григория Григорьевича Ромодановского в 180 (1672) году фигурою квадратною, с четырьмя баштами (башнями), кои от долговременного стояния развалились, а ныне уже и основания оных не приметно.

            2) «Город же осыпан валом, окружностью в 1730 саженей, вышиною со рвом в 4 сажени, на диких землях, на старом Вырском городище, которые земли заняты были Татарами, и называлось оное место Татарскою сакмою или кочевьем, на которых землях поселились вышедшие из заднепровских мест с сотником Степаном Фоменком из Польши разного звания черкасы и селились под смотрением сумского полковника Герасима Кондратьева. От вышедших разного звания с Польского Варшавского повету, называемого Белополья, людей назван сей город Белопольем, а с начала построения оный город, по текущей мимо его реки Крыги именовался Крыгою; в 180 (1672) году для лучшего оного города устроения поручен был сей город вышеписанному сотнику Фоменку, и потом сотнику, вышедшему с Волосского города Ясс, Степану Куколю, которые в 182 (1674) году великого Государя Царя и Великого Князя Феодора Алексеевича просили с Белопольцами о обмежевании сего города с уездом от Путивля, почему присланным от Великого Государя стольником и полковником, князем Михаилом Жировым Засекиным в 191 (1683) году и обмежеван Афанасием Остафьевым. Мера окружной межи в 1700 году переосвидетельствована и утверждён сей город с уездом данною в 1704 году от Великого Государя Царя и Великого Князя Петра Алексеевича грамотою».

            3) «В нём большой артиллерии нет, а только пушка одна, мелкого ружья 12, патронов с пулями 3224, пороху 2 пуда 22 фунта, сабли, копья и ладунки».

            4) «Вышепрописанное городище состоит внутри сего города к северной стороне, с которой досягает валом в самую речку Крыгу, и называется оное ныне Замком, окопано прежде глубоким рвом и осыпано большим земляным валом; оно было с четырьмя бастионами и одною въездною башнею, а сверх вала укреплено было палисадником. Окружностью оно в 210 сажень, а ров оного с валом вышины имеет 6 сажень. В оном же Замке или Городище с 185 (1677) года имелось 6 пушек, казённый погреб, в котором содержались пули, порох и прочие припасы, и в оном же выстроен был дом деревянный, в котором тогда жил воевода Бахтеев лет до 20, которому определена была в Белопольском округе, за селом войсковым Ворожбою, над рекой Вырем, сенокосная лука на скос: оная и поныне именуется Воеводскою. В 1737 году, во время нападения Турецкой войны, с упомянутого городища пушки с разными припасами взяты в поход… В 1766 и 1769 годах в прописанном городище построены соляной и для содержания общенародного хлеба магазейны».

            5) «Возле оного городища или называемого Замка старинная редута или батарея, состоящая к западу; оная окружена рвом двусаженным; длиннику на оном месте 75, поперечнику 30 саженей. В оной с 1772 года старанием комиссара с приговором Белопольского общества построен комиссарский деревянный дом, лицом на южную сторону, со всею к нему принадлежностью»10 (10 – За несколько лет пред сим казённые крестьяне города Белополья, исправляя ров с тем, чтобы скот не подходил к магазейнам, отрыли небольшую чугунную пушку. Вероятно она тогда, как ров от времени обрушивался, сама упала и засыпалась землёю. Эта пушка и поныне стоит на городище. «Памятная выпись, составленная Белопольским комиссаром Андреем Терентовским в 1774 году о построении города Белополья» хранится в Белопольской градской полиции).

 

            Присоединим к сему, что по грамоте 1704 года при основании черкасского Белополья (в 1681 году) приписаны к Белополью «село Крига в Белопольском посаде, село Ворожба от Белополья 2 версты, деревня Павловка в 5 верстах», но «Путивльцы из тех сёл и деревень высланы и дворы их снесены и крестьяне выведены на реку Снагость».

            Как по записке Терентовского, так и по другим памятникам видно, что Белополье и округ его по духовным делам приняты были в ведение патриаршего правления, почему впоследствии они состояли в заведывании московской канцелярии Синодального Правления, а потом севского епископа, к которому перешла часть церквей патриаршей епархии.

            В 1702 году по распоряжению Стефана, митрополита рязанского, управлявшего делами патриаршими, учреждено было Белопольское управление духовных дел. Кроме церквей города Белополья подчинены были сему последнему церкви а) Белопольского округа: аа) войсковых свободных поселений – Ворожбы, Климовки, Проруба и Речек, бб) помещичьих сёл черкасских – Искрисковщины, Павловки, Вырей, Ульяновки, Куяновки, б) Путивльского уезда 32 церкви в 25 сёлах, в том числе в Тернах.

            По записке Терентовского в Белополье показаны церкви: внутри крепости соборная Рождества Богородицы, Покровская, Архидиакона Стефана и Николаевская; «да на предместье оного города» - Преображенская, Ильинская, Михайловская и Петропавловская, - всего восемь церквей и «все восемь деревянные», но «устроены изрядным манером».

            Ныне в Белополье 6 церквей. – Первый соборный храм Рождества Богородицы построен в Белопольской крепости без сомнения никак не позже построения крепости, то есть не позже 1672 года. Церковная опись 1818 года, показывая построение соборной церкви в 1733 году, без сомнения показывает построение той, которая тогда ещё существовала; существование же соборного храма с 1672 года оправдывается уже и тем, что с 1702 года в Белополье существовало духовное Правление, где первым членом был протопоп соборной Белопольской церкви.

            Каменный соборный храм основан в 1817 году, а окончен в 1827 году; в нём три престола: главный в честь рождества Пресвятой Богородицы, южный в честь Святителя Николая, а северный в честь Богоявления Господня. На построение сего храма отпущено было, по воле Императора Александра Благословенного, 20000 рублей ассигнациями из городовых доходов; попечителями были о построении его: купец Михаил Кононенков и протоиерей Александр Виноградский. Храм освящён был Преосвященным Виталием, епископом харьковским. При устроении иконостаса и ризницы Кононенков пожертвовал 532 рубля серебром, украсил серебряными ризами иконы – Спасителя и Богоматери, одну на свой счет, употребив до 1000 рублей серебром, другую на счет собранных им пожертвований. Кроме того, устроил на свой счёт чугунный пол во храме. Таким образом ныне соборный Белопольский храм есть один из великолепных и по богатству, и по наружному виду его.

            В недавнее время, 19 апреля 1849 года, в Белополье был страшный пожар: целый ураган огня несся прямо с запада на храм; волны огня окружали потом храм с трёх сторон: но храм уцелел; даже сторожка его, покрытая деревом и бывшая от горевших зданий менее чем в 4 саженях, осталась нетронутою огнём. Это было чудо милости Божьей.

            В храме есть дорогие вещи по древности, а частью и по святости:

            а) Кипарисный крест, в серебряной оправе, устроенный, как показывает надпись, в 1646 году. В нём хранятся мощи великомученицы Варвары, мученицы Антипы и великомученика Пантелеймона. Он поступил в 1797 году из упразднённой Стефановской церкви.

            б) Евангелие, печатанное в Киеве 1697 года, и другое печатанное в Москве 1717 года, оба поступили из Стефановской церкви. Евангелие печати московской 1758 года, евангелие страстное печати московской 1745 года.

            в) Требник митрополита Петра Могилы, печатанный в Киеве 1646 года, поступивший из упразднённой Николаевской церкви; общая минея печати московской 1661 года; триодь цветная, печатанная в Киеве 1724 года, обе из Стефановской церкви; служебник печатанный в Чернигове 1747 года из Николаевской церкви, куда пожертвован был в 1750 году префектом Харьковского Коллегиума иеромонахом Сильвестром Новопольским. Молебствия, печати 1747 года.

            г) Из икон многие древнего письма.

            По ревизии 1732 года при соборном Белопольском храме показаны школа с двумя учителями и братерский двор.

            Метрики Рождество-Богородицкой церкви в Правлении начинаются с 1751 года, а исповедные росписи с 1753 года.

            Показанные в записке Терентовского церкви Стефановская и Николаевская упразднены, первая в 1797 году, а вторая 1827 года Стефановская церковь была домовою церковью сотника Степана Куколя.[10] Она стояла близ его дома, целого и теперь, и недавно находившегося во владении внуков его Куколь-Яснопольских, помещиков села Искрисковщины. Утварь и все вещи обеих церквей перенесены в соборный храм. Метрические книги Николаевской церкви в архиве Правления начинаются с 1750 года, а исповедные росписи с 1755 года.

            Покровский храм показан в ревизской переписи 1732 года, а с 1750 года начинаются метрики его. В 1819 году она сгорела. – Ныне существующая каменная церковь освящена в 1827 году протоиереем сумского уезда Иоанном Цитовичем. Попечителями при её построении были купцы  Григорий Сердюков и Стефан Балаценков. Сердюков много употребил своего при построении иконостаса, который стоил 2800 рублей и на утварь пожертвовал 1500 рублей.

            В 1849 году Покровский храм был в большой опасности во время пожара: но под покровом Богоматери остался цел.

            В архиве метрические книги начинаются с 1823 года, а исповедные росписи с 1821 года.

            При сём храме есть сельское училище, содержимое обществом крестьян.

            Первый Преображенский храм на посаде Белополья существовал до 1746 года. Памятник его уже обветшал. Ныне существующая церковь построена, как показывает надпись на южной двери, в 1747 году, а иконостас, по показанию надписи на нём, устроен 1752 года.

            В храме есть евангелие, печатанное во Львове 1636 года. Оно куплено для церкви старостою и братиею богадельни, которая закрыта лет за 40 назад, и на месте которой построена сторожка.

            В переписи 1732 года видим при Преображенском храме двор церковный, школу и двух священников.

            Колокол по надписи вылит в городе Глухове в 1619 году; по описи, он куплен прихожанами, но когда, - неизвестно.

            Метрические книги начинаются с 1751 года, а исповедные с 1752 года.

            Храм Пророка Илии на посаде, построенный в 1767 году, без сомнения не первый местный храм, потому что метрики Ильинской белопольской церкви начинаются с 1751 года, а исповедные росписи с 1752 года.

            Храм 1767 года построен усердием сотника Куколь-Яснопольского. В 1814 году старанием и иждивением церковного старосты Желтобрюхова он поставлен на каменный фундамент и покрыт железом.

             Терентовский в 1774 году показывает при Ильинской церкви «школу», где учились грамматике, читать и писать и церковному пению. Эта школа показана и в переписи 1732 года и здесь показаны в ней два учителя.

            Ныне существующая церковь Архангела Михаила, деревянная, построена в 1779 году по благословению Кирилла, епископа севского. Место, где стоит эта церковь, и где живут прихожане, называется в народе Старосельем, потому что преимущественно на этом месте селились первые выходцы из-за Днепра; а это показывает, что прежде ныне существующего храма существовал здесь другой. Тоже самое видно и потому, что метрические книги Белопольской Михайловской церкви начинаются с 1750 года, а исповедные с 1753 года.

            Петропавловский храм стоит за рекою Крыгою. Первый черкасский храм сего имени построен здесь около 1672 года. Это храм села Крыги, с 1681 года ставшего посадом города Белополья. Так как и тогда, как жили здесь путивльские боярские дети, Крыга называлась селом: то очевидно, что в Крыге был храм и прежде 1670 года. – В ревизской переписи 1732 года на место Петропавловского храма поставлен храм святой Троицы. Первый храм во имя Апостолов Петра и Павла построен Иваном Зарецким, атаманом Зарецких поселенцев Крыги. Память сего строителя почтена памятником, сделанным из дикого камня, который и доселе цел. Нынешний храм построен на новом месте в 1798 году и возобновлён с 1834 года. На возобновление его староста Осип Зарецкий от себя пожертвовал до 300 рублей серебром и собрал подаяний до 2438 рублей серебром.

            Метрики храма начинаются с 1751 года, а исповедные росписи – с 1754 года.

            По грамоте 1672 года в Белополье при самом основании его было 1352 человека, выходцев из-за Днепра; а в 1686 году по причислению к Белополью сел Крыги и Ворожбы и деревни Павловки считалось 1931 человек – лиц духовных, сотников, казаков и мещан и 3304 свойственников, подпомощников и работников, а всего 5255 человек12 (12 – Грамота 25 января 1704 года). В этом числе, без сомнения, разумеются и прихожане Троицкой церкви Проруба, - слободы, расположенной в 2 верстах от Белополья и получившей своё название от того, что выходцы из-за Днепра должны были для поселения своего прорубать густой лес; здесь ещё и ныне в огородах слободы много есть толстых строевых деревьев.

            В царской грамоте 1704 года описывается довольно грозное возмущение, происходившее в Белополье и его окрестностях в 1696 – 1697 годах. В мае 1696 года черкасы сёл Глушца, Карижа, Глушкова, Теткина и Кобылок жаловались Белгородскому воеводе, что тогда, как служили и служат они казаками в сумском полку, Путивльские помещики заключили их в число крестьян своих и обременяют их работами и насилиями. По справке с сумскою полковою канцеляриею оказалось, что действительно 403 человека из тех сёл записаны в реестры казаков и бывали на службе в полку Белгородском. Воевода Борис Петрович определил оставаться им в числе казаков. Путивльские помещики бросились в Москву и там принесли жалобу, что крестьяне их взбунтовались и, перейдя к казакам, производят разные беспорядки. Разряд, не вытребовав сведений от белгородского воеводы, предписал Путивльскому воеводе привести крестьян в повиновение и заводчиков возмущения, одного из 20, наказать плетьми, а остальных – батогами. Путивльский воевода Клокачев, хотя дело шло о черкасах, - считавших себя в числе сумских казаков, не сообщив царского указа сумскому полковнику или Белопольским сотникам, с громадою слуг и помещиков, в 1697 году явился в помянутые сёла и начал производить бессмысленные своеволия и жестокости. Черкасы бросились в Белополье, или кто куда мог уйти: их ловили и били без пощады. Весь край пришёл в грозное волнение. Целые сёла поднялись против сёл; в схватках убито несколько человек. Сумской полковник Кондратьев не знал, как остановить тревогу; он донёс о происходившем белгородскому воеводе и просил наставлений, что ему делать? Борис Петрович Шереметьев приказал, чтобы сам полковник с старшинами и казаками поспешил в Белополье, и, если помещики, явясь в Белополье и его уезды, не предъявят воли царской, то схватить их и представить в Белгород. Клокачев и тогда не объявил указа сотнику Степану Куколю. По жалобам обеих сторон послан был из Москвы Сукачев с наказом для исследования дела на месте; а новый воевода, князь Яков Фёдорович Долгорукий отправил Чугуевского воеводу Астафьева для разбора прав помещиков и казаков и дело кончилось в том виде, в каком признавал его справедливым Долгорукий. Черкасов причислили к сумским казакам, а земли, на которые представлены были документы, отданы были помещикам.

            По переписи 1732 года в Белополье: казаков с сотником 497, подпомощников 2122 человека, шинкарей, мельников и работников 154 человека, духовных 29; а всего 2802 души мужских, кроме того в Кухновке, где тогда ещё не было храма, 261 подданый сотника Куколя.

            По записке комиссара Терентовского 1714 года показано в Белополье 787 дворов, где «платящих войсковой оклад 3700 душ».

 

 

По исповедным росписям Белополья числится прихожан:

 

 

1730

1750

1770

1790

1810

1830

1850

 

муж.

жен.

.муж.

жен.

муж.

жен.

.муж

.жен

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

Соборной

-

-

-

-

416

393

451

485

572

597

1421

1437

1508

1559

Покровской

-

-

-

-

395

450

280

310

561

561

631

616

606

607

Преображенской

-

-

-

-

684

643

720

735

894

945

1018

1047

1239

1302

Пророка Илии

-

-

-

-

640

605

410

449

739

733

616

620

1354

1499

Михайловской

-

-

-

-

214

198

218

229

240

244

236

260

254

213

Петра и Павла

-

-

-

-

614

600

710

715

922

873

1000

1038

1063

1155

 

3040

2610

3306

2960

2963

2844

2789

2923

3928

3953

4922

5018

6024

6335

 

 

 

            Ныне в числе прихожан: купцов 3 гильдии – 54 мужчины, 43 женщины, мещан и цеховых – 1165 мужчин, 1195 женщин.

            Главные предметы торговли: хлеб, соль и лес.

            Ярмарки: крещенская, ивановская, воздвиженская и на 4-й неделе великого поста; самая значительная – ивановская. – Оборотного капитала бывает на них 38500 рублей серебром.

            По записке Терентовского в 1748 году зима в Белопольском округе была необыкновенно снежна: снег заносил жилья, и на дорогах людей с обозами и скот. Вслед за такою зимою налетели тучи саранчи: «пешая» съедала разный хлеб на корне, а «летучая» пожирала на деревьях листья и в садах овощи. Вследствие того был «не малый голод».

            В 1774 году подобное бедствие угрожало для плодовых деревьев: на них весною напали хрущи и ели цвет. Но по распоряжению комиссара хрущи по ночам собраны были народом в кучи и зарыты в глубокие ямы; массы их были так велики, что, по словам комиссара, собрано было более 50 четвертей.

            От холеры 1831 года в Белополье умерло всего 112 человек, а в 1848 году – 256 человек. Но страшное бедствие поразило жителей Белополья в 1849 году, когда 19 апреля истреблено пожаром 204 двора и 89 лавок.

            Из священников, бывших при Покровском храме, оставил по себе память в народе Тимофей Черниговский. При Михайловской церкви Стефан Назаревский усердно наставлял прихожан благочестию и страху Божьему, - сам скончался в глубокой старости, быв духовником духовенства.



[1] Мономах в завещании, говоря о походе на реку Дон, пишет: «и к Выреви бяху пришли Аепа и Боняк, хотеша взятии и, к Ромну идох с Олегом и с детьми нань и они очутивше бежали». Сл. Воскр. Л. 1, 254

[2] Лаврентьевский список, стр. 130. «Сташа (Половцы) у Ратьмире дубравы за Вырем; послали бо бяхуть послы ко Всеволоду (Черниговскому) и не пропустиша их опять (на возвратном пути), Ярополчи бо бяхуть посадницы по всей Семи и Мстиславича Изяслава посадил Курске, и изымаша послы их на Локне». Киев. Лет. стр. 13, под 1136 год. «И пакы Ольговичи начаша просити у Ярополка: что ны отец держал при вашем отце, того же и мы хощем». Стр. 45 под 1145 год. «Святослав Ольгович нача ему (Владимиру Черниговскому, двоюродному брату) молвити: держиши отчину мою, и тогда взя Куреск с Посемьем и Словскую тысячу у Изяслава». Еще Киев. Л. стр. 17. Новгор. 1. стр. 7. С 1136 г. Курск без Посемья был у Святослава.

[3] Киевская Летопись стр. 35. Арцыбышев 2, 107.

[4] Карамзин (2 пр. 393) указывает на старые Выри, что на границе Курской и Харьковской губерний. Въехань и Папаш, говорит Арцыбышев (1, 61), нам не известны, а относительно Вырей указывает он на село Выри и на посад Вырь (Белополье) Сумского уезда, не решая впрочем, где было место древнего города Выря. Не более сказали Погодин и Надеждин (Исслед. о Русс. Ист. 4, 276, 277).

[5] «Како бы  нам (в. к. Изяславу) переняти их (Глеба) к Суле, идеже стояху». Воскр. Л. 1, 298. Киев. Л. 35.

[6] Смотри о слободе Тернах. В деле о границах Польши 1642 года называется оно Лехановским городищем. Дворц. разр. 2, 885).

[7] Смотри о слободе Ольшаной Лебединского уезда.

[8] Киевская Летопись стр. 86, 87. Воскр. 12, 50, 52. Карамзин 2, пр. 393, 396. Погодина исслед. 4, 243, 244, сл. пр. 6.

[9] Киевская Летопись стр. 89, 90, Воскр. л. 2, 59. 60.

[10] Этому белопольскому сотнику не мало скорбей за сына его Феодора. Тот служил в канцелярии Мазепы писарем и был при Мазепе под Полтавою: но во время Полтавской битвы с Бороздною и Лизогубом явился к Апостолу и потом к Скоропадскому. Это было причиною того, что о нём несколько раз, даже и в 1720 году, были делаемы розыски. (Матер. Судиенка 2, 490 – 492).



Обновлен 12 ноя 2015. Создан 08 июл 2015



  Комментарии       
Всего 1, последний 1 год назад
betonmarkets 30 окт 2015 ответить
Спасибо за очерк
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
Фото Тут спілкуються українською [Vox.com.ua] Портал українця При поддержке NIC.UA